Он не понимает что это все не шутки. Он даже, наверное, не представляет как у меня иногда бьется сердце и сжимаются кулаки. Как будто бы проверяет меня на прочность, сколько я выдержу этого дерьма, льющегося из его глотки. Человек, которому уже все равно. Плохое обычно забывается, а хорошее остается. Но хорошее было так давно, а плохое случается так часто, что обрывает все нити, которые еще между нами остались. Я не понимаю. Я не вижу смысла. Зачем намерянно делать что-то, за что тебя ненавидят единственные люди, которым ты еще не безразличен. Двуличие, злость, за которыми кроется, наверное, болезнь и я бы мог попробовать вытащить его. Но я не хочу. Уже не хочу. Не знаю в какой момент мне стало все равно. И все было бы намного проще, если бы я его не любил. Все таки он мой отец. Он хороший человек, но с каждым разом этот человек скрывается все глубже в этой больной душе. Где то на самом дне. И я чувствую что столкнулся и стал частью маленького мира, в котором никто ничего уже не хочет менять.
Надо уезжать.

Это первый Феникс, за который ничего не произошло. И в этой инертности и спокойствии как будто бы ознаменование конца, конца какого то периода в жизни и я не знаю наступит ли следующий. Не поймите неправильно - сам фестиваль меня не очень то интересует. Просто каждый раз у меня с ним были связаны определенные воспоминания, связанные с определенными людьми. А теперь все как будто угасло. Сегодня я даже не встретил людей которых хотя бы заочно знал. Возможно стоит завести новых знакомых. А может просто, как говорил Дэнни Гловер, "I’m getting too old for this shit".